1. Как?! Ты ещё не с нами?! Зарегистрируйся, и будет тебе счастье! Заходи сюда и знакомься со всеми!

История Руси от Гостомысла до Ельцина

Тема в разделе "Юмор", создана пользователем Гептил, 7 мар 2016.

  1. Гептил

    Гептил

    Администратор Команда форума

    Сообщения:
    510
    Симпатии:
    199
    Баллы:
    322
    "Вся земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет".
    НЕСТОР. Летопись. Стр.8.

    "Послушайте, ребята,
    Что вам расскажет дед.
    Земля наша богата,
    Порядка в ней лишь нет".
    А.К.ТОЛСТОЙ. История государства Российского от Гостомысла до Тимашева.

    "Мы не сможем добиться намеченного, если не наведём порядка".
    М.С.ГОРБАЧЁВ. Доклад ЦК КПСС 27 съезду

    “Благонамеренный,
    Но грустный анекдот !
    Какие мерины
    Пасут у нас народ !”
    В.С. Соловьев. январь 1885 г.

    ------------------------------------------------------------------------------------------

    1
    Послушайте, ребята, что вам расскажет дед.
    Земля наша богата, порядка в ней лишь нет.
    A эту правду, детки, за тысячу уж лет
    Смекнули наши предки: порядка-де, вишь, нет.

    2
    И стали все под стягом, и молвят: «Как нам быть?
    Давай пошлём к варягам: пускай придут княжить.
    Ведь немцы тороваты, им ведом мрак и свет,
    Земля ж у нас богата, порядка в ней лишь нет».

    3
    Посланцы скорым шагом отправились туда
    И говорят варягам: «Придите, господа!
    Мы вам отсыплем злата, что киевских конфет;
    Земля у нас богата, порядка в ней лишь нет».

    4
    Варягам стало жутко, но думают: «Что ж тут?
    Попытка ведь не шутка — пойдём, коли зовут!»
    И вот пришли три брата, варяги средних лет,
    Глядят — земля богата, порядка ж вовсе нет.

    5
    «Hу,— думают,— команда! Здесь ногу сломит черт,
    Es ist ja eine Schande, wir müssen wieder fort». (Ведь это позор — мы должны убраться прочь (нем.).)
    Но братец старший Рюрик «Постой,— сказал другим,—
    Fortgeh’n wär’ ungebührlich, vielleicht ist’s nicht so schlimm. (Уйти было бы неприлично, может быть, это не так уж плохо)

    6
    Хоть вшивая команда, почти одна лишь шваль;
    Wir bringen’s schon zustande, versuchen wir einmal». (Мы справимся, давайте попробуем)
    И стал княжить он сильно, княжил семнадцать лет,
    Земля была обильна, порядка ж нет как нет!

    7
    За ним княжил князь Игорь, а правил им Олег,
    Das war ein großer Krieger и умный человек. (Это был великий воин)
    Потом княжила Ольга, а после Святослав;
    So ging die Reihenfolge языческих держав. (Такова была последовательность)

    8
    Когда ж вступил Владимир на свой отцовский трон,
    Da endigte für immer die alte Religion. (Тогда пришел конец старой религии)
    Он вдруг сказал народу: «Ведь наши боги дрянь,
    Пойдём креститься в воду!» и сделал нам Иордань.

    9
    «Перун уж очень гадок! Когда его спихнём,
    Увидите, порядок какой мы заведём!»
    Послал он за попами в Афины и Царьград.
    Попы пришли толпами, крестятся и кадят,

    10
    Поют себе умильно и полнят свой кисет;
    Земля, как есть, обильна, порядка только нет.
    Умре Владимир с горя, порядка не создав.
    За ним княжить стал вскоре великий Ярослав.

    11
    Оно, пожалуй, с этим порядок бы и был;
    Но из любви он к детям всю землю разделил.
    Плоха была услуга, а дети, видя то,
    Давай тузить друг друга: кто как и чем во что!

    12
    Узнали то татары: «Ну,— думают,— не трусь!»
    Надели шаровары, приехали на Русь.
    «От вашего, мол, спора земля пошла вверх дном,
    Постойте ж, мы вам скоро порядок заведём».

    13
    Кричат: «Давайте дани!» (Хоть вон святых неси.)
    Тут много всякой дряни настало на Руси.
    Что день, то брат на брата в орду несёт извет;
    Земля, кажись, богата — порядка ж вовсе нет.

    14
    Иван явился Третий; Он, говоря: «Шалишь!
    Уж мы теперь не дети!» послал татарам шиш.
    И вот земля свободна от всяких зол и бед
    И очень хлебородна, а всё ж порядка нет.

    15
    Настал Иван Четвёртый, он Третьему был внук;
    Калач на царстве тёртый и многих жён супруг.
    Иван Васильич Грозный ему был имярек
    За то, что был серьёзный, солидный человек.

    16
    Приёмами не сладок, но разумом не хром;
    Такой завёл порядок, хоть покати шаром!
    Жить можно бы беспечно при этаком царе;
    Но ах! ничто не вечно — и царь Иван умре!

    17
    За ним царить стал Фёдор, отцу живой контраст;
    Был разумом не бодор, трезвонить лишь горазд
    Борис же, царский шурин, не в шутку был умён,
    Брюнет, лицом недурен, и сел на царский трон.

    18
    При нём пошло всё гладко, не стало прежних зол,
    Чуть-чуть было порядка в земле он не завёл.
    К несчастью, самозванец, откуда ни возьмись,
    Такой задал нам танец, что умер царь Борис.

    19
    И, на Бориса место взобравшись, сей нахал
    От радости с невестой ногами заболтал.
    Хоть был он парень бравый и даже не дурак,
    Но под его державой стал бунтовать поляк.

    20
    А то нам не по сердцу; И вот однажды в ночь
    Мы задали им перцу и всех прогнали прочь.
    Взошёл на трон Василий, но вскоре всей землёй
    Его мы попросили, чтоб он сошёл долой.

    21
    Вернулися поляки, казаков привели;
    Пошёл сумбур и драки: поляки и казаки,
    Казаки и поляки нас паки бьют и паки;
    Мы ж без царя как раки горюем на мели.

    22
    Прямые были страсти — порядка ж ни на грош.
    Известно, что без власти далёко не уйдёшь.
    Чтоб трон поправить царский и вновь царя избрать,
    Тут Минин и Пожарский скорей собрали рать.

    23
    И выгнала их сила поляков снова вон,
    Земля же Михаила взвела на русский трон.
    Свершилося то летом; Но был ли уговор
    История об этом молчит до этих пор.

    24
    Варшава нам и Вильна прислали свой привет;
    Земля была обильна — порядка ж нет как нет.
    Сев Алексей на царство, тогда роди Петра.
    Пришла для государства тут новая пора.

    25
    Царь Пётр любил порядок, почти как царь Иван,
    И так же был не сладок, порой бывал и пьян.
    Он молвил: «Мне вас жалко, вы сгинете вконец;
    Но у меня есть палка, и я вам всем отец!..

    26
    Не далее как к святкам я вам порядок дам!»
    И тотчас за порядком уехал в Амстердам.
    Вернувшися оттуда, он гладко нас обрил,
    А к святкам, так что чудо, в голландцев нарядил.

    27
    Но это, впрочем, в шутку, Петра я не виню:
    Больному дать желудку полезно ревеню.
    Хотя силён уж очень был, может быть, приём;
    А всё ж довольно прочен порядок стал при нём.

    28
    Но сон объял могильный Петра во цвете лет,
    Глядишь, земля обильна, порядка ж снова нет.
    Тут кротко или строго царило много лиц,
    Царей не слишком много, а более цариц.

    29
    Бирон царил при Анне; Он сущий был жандарм,
    Сидели мы как в ванне при нём, daß Gott erbarm! (Помилуй Бог! (нем.).)
    Весёлая царица была Елисавeт:
    Поёт и веселится, порядка только нет.

    30
    Какая ж тут причина и где же корень зла,
    Сама Екатерина постигнуть не могла.
    «Madame, при вас на диво Порядок расцветёт
    Писали ей учтиво Вольтер и Дидерот.

    31
    Лишь надобно народу, которому вы мать,
    Скорее дать свободу, скорей свободу дать».
    «Messieurs,— им возразила,— vous me comblez»,— (Господа, вы слишком добры ко мне (франц.).)
    И тотчас прикрепила окраинцев к земле.

    32
    За ней царить стал Павел, Мальтийский кавалер,
    Но не совсем он правил на рыцарский манер.
    Царь Александер Первый настал ему взамен,
    В нём слабы были нервы, но был он джентльмен.

    33
    Когда на нас в азарте стотысячную рать
    Надвинул Бонапарте, он начал отступать.
    Казалося, ну, ниже нельзя сидеть в дыре,
    Ан глядь: уж мы в Париже, с Louis le Desiré.

    34
    В то время очень сильно расцвёл России цвет,
    Земля была обильна, порядка ж нет как нет.
    Последнее сказанье я б написал моё,
    Но чаю наказанье, боюсь monsieur Veillot.

    35
    Ходить бывает склизко по камешкам иным,
    Итак, о том, что близко, мы лучше умолчим.
    Оставим лучше троны, к министрам перейдём.
    Но что я слышу? стоны, и крики, и содом!

    36
    Что вижу я! Лишь в сказках мы зрим такой наряд;
    На маленьких салазках министры все катят.
    С горы со криком громким In corpore, сполна, (В полном составе (лат.).)
    Скользя, свои к потомкам уносят имена.

    37
    Се Норов, се Путятин, се Панин, се Метлин,
    Се Брок, а се Замятнин, се Корф, се Головнин.
    Их много, очень много, припомнить всех нельзя,
    И вниз одной дорогой летят они, скользя.

    38
    Я грешен: летописный я позабыл свой слог;
    Картине живописной противостать не мог.
    Лиризм, на всё способный, знать, у меня в крови;
    О Нестор преподобный, меня ты вдохнови.

    39
    Поуспокой мне совесть, моё усердье зря,
    И дай мою мне повесть окончить не хитря.
    Итак, начавши снова, столбец кончаю свой
    От рождества Христова в год шестьдесят восьмой.

    40
    Увидя, что всё хуже идут у нас дела,
    Зело изрядна мужа Господь нам ниcпосла.
    На утешенье наше нам, аки свет зари,
    Свой лик яви Тимашев — порядок водвори.

    41
    Что аз же многогрешный на бренных сих листах
    Не дописах поспешно или переписах,
    То, спереди и сзади читая во все дни,
    Исправи правды ради, писанья ж не кляни.

    42
    Составил от былинок рассказ немудрый сей
    Худый смиренный инок, раб Божий Алексей.

    (прим. Летописец - Алексей Константинович Толстой, 1817-1875)
    -----------------------------------------------------------

    (прим. Продолжение летописи от неизвестного летописца Григория)
    43
    Напомню вам, ребята, сказанье давних лет:
    "...Земля у нас богата, порядка в ней лишь нет..."
    Составив от былинок рассказ премудрый сей,
    Умре смиренный инок, раб Божий Алексей.

    44
    И с той кончины мирной минула сотня лет,
    А на Руси обильной порядку всё же нет.
    Довесть рассказ без лести по нынешние дни
    О, летописец Нестор, меня ты вдохнови.

    45
    Начнём писать картину с давно минувших лет.
    "...Земля была обильна, порядку только нет..."
    Здесь граф оставил троны, репрессий убоясь.
    Над нами ж нет короны, начнём, благословясь:

    46
    При Николае Первом настала благодать:
    То на Сенатской скверно, то Польша бунтовать.
    Всё ж стихли, приустали, заплыли сургучом
    И ружья чистить стали толчёным кирпичом.

    47
    Ещё Левша на это, вернувшися, пенял,
    Но генералитета он всё же не пронял.
    Когда ж пора настала пустить те ружья в ход,
    История приняла печальный оборот.

    48
    Конфуз отменный вышел: сдан Севастополь был,
    А царь, сие услышав, стремглав в бозе почил.
    Его сын – Александр зело был крепок, смел,
    Всё думал о крестьянах, освободить хотел.

    49
    Хоть долго тут крутили и прения вели,
    Крестьян освободили, присяжных завели.
    Свободней пресса стала царя критиковать.
    Тут мысль в борцов запала народ перековать.

    50
    Когда ж перековаться народ не пожелал,
    Борцы решили взяться за тол и амонал,
    А Александр славный, господь нас пронеси,
    От бомбы, аки ангел, вспарил на небеси.

    51
    Сын - Александр III, в царях не долго жил.
    Но всё ж не только этим он память заслужил.
    Поддать любил. И крепко, и в схватке был храбрец,
    Хоть ни в какое пекло ни разу не залез:

    52
    Британцы злы. Парламент, готов уж воевать,
    А царь рыбалкой занят и просит не мешать.
    Но все мы в божьей воле. Поник он головой,
    И на Ходынском поле был праздник удалой.

    53
    А вскоре бестолковый, хоть сроду и не глуп,
    Орёл наш двухголовый попал японцу в суп.
    Отдав Квантун, Курилы, и Южный Сахалин,
    На Пресне победили, своих на страх чужим.

    54
    И мятежом бескрайним поплававши в крови,
    Едва французским займом святую Русь спасли.
    Взмечтав о горней выси, знать черт его кусил,
    Ники своей Алисе святого пригласил.

    55
    Григорий, муж всесильный - вор, конокрад и тать,
    Влез с рожею умильной в царицину кровать.
    Расплата наступила. Укараулил бес -
    На нашего банкира германец вдруг полез.

    56
    За франки и братушек, за веру и Босфор,
    Полезла Русь в теплушки, в чужой ввязавшись спор.
    Увидя, что, чем дале - страшней дела царят,
    Пинка солдаты дали коленкой в царский зад.

    57
    Не успокоив власти прошли февраль и март.
    Тут подобрался к власти российский Buonoparte.
    Он был политик модный, своим блистал умом,
    Носил сюртук походный a-le Napoleone.

    58
    И правил он столь славно, столь всем нам благ желал,
    Что с Руси благодарной едва одет удрал.
    Без хлеба и без власти подохнешь от тоски.
    Поуспокоить страсти взялись большевики.

    59
    У них достало б силы и власти, побожусь.
    Но драка охватила вдруг всю Святую Русь.
    Брат шёл войной на брата, а сын тузил отца.
    Земля, кажись, богата, а сваре несть конца.

    60
    Тем пользуясь моментом, как тараканы в клей,
    Полезли интервенты на Русь из всех щелей.
    Но все-таки помалу, где русским матюгом,
    Где конницей удалой, мы выперли их вон.

    61
    Чуть-чуть перестарались: от большевистских бед
    На Запад умотались те, что России цвет.
    Всё ж жить без цвета можно. Вот коли неча жрать...
    И начало Поволжье тихонько вымирать.

    62
    Пятнадцать миллионов буханочки цена -
    Разруха ты, разруха, родная сторона.
    Но Ленин - ум немалый, чтоб дать народу хлеб,
    Руль закрутил направо - настал в России НЭП.

    63
    Жить побогаче стали, вздохнули после бед:
    Есть хлеб, сукно, металл есть - порядку только нет.
    Генсек был крепкий парень. Смекнув - уж бить - так бить,
    Решил товарищ Сталин порядок учредить.

    64
    Нам Вождь прочистил ухи, велел - зри, бди и жги:
    Кругом нас, словно мухи, шпиёны да враги.
    Их много мы сыскали, копнули вглубь и вширь -
    Пол съезда укатали осваивать Сибирь.

    65
    И в армии измена. но, красный офицер,
    Пустил Климент Ефремыч всем кровь за ЭС-ЭС-ЭР.
    А чтоб страшнее было, врагов чтоб в дрожь вогнать,
    Политбюро решило себя же расстрелять.

    66
    Зело сей Вождь серьезный устроил нам компот.
    За то Иосиф Грозный прозвал его народ.
    Не знаю, сколько точно сослал иль посадил,
    Но все ж довольно прочный порядок учредил.

    67
    Где палкой, где угрозой в гурты крестьян свели,
    И на полях колхозов ватрушки зацвели,
    Дымить заводы стали, одели тех, кто гол.
    Япошкам в морду дали на речке Халхин-Гол.

    68
    Казалось, спи беспечно... Нет счастья Руси.
    К нам немец, друг сердечный, войну вдруг принеси.
    Пока мы запрягали, сбираючись на рать,
    Германцы чуть не взяли Москву и Сталинград.

    69
    Казалося, проспали, уже не устоим.
    А мы спросонья взяли их стольный град - Берлин.
    Оправились едва лишь мы от военных бед,
    Умре товарищ Сталин и вновь порядку нет.

    70
    Едва похоронили, как мертвый в дело влип:
    Его мы заклеймили за культ и перегиб.
    Дошла привычка злая до нонешнего дня:
    На умершего лаем, взошедшего хваля.

    71
    Хрущов стал нами править. Умом хоть не велик
    И хамоват, но, право, отличнейший мужик.
    Он начал дело смело, вскрыв культа гной и бред.
    Но лишь взялись за дело, так вновь порядку нет.

    72
    Сей муж был правдоборцем, всё ведал наперед.
    Никитой-Чудотворцем прозвал его народ.
    Ещё при нашей жизни - кричал - всех обойдём,
    И, в общем, коммунизьму такую заведём,

    73
    Что лопнут рабствов узы, взликует весь народ,
    Как только кукуруза на полюсе взойдет.
    Но вскоре получили мы кукурузный сбой
    И тихо попросили, чтоб он сошёл долой.

    74
    Пришёл ко власти Брежнев, и, в общем-то, сперва
    Заметно лучше прежних пошли у нас дела:
    Туфлей трибун не хлопал, был кроток, тих и мил
    И аж со всей Европой сумел оформить мир.

    75
    Но стали его череп сомнения глодать:
    - К чему чего-то делать, коль можно и болтать?
    Не думая привычно, какую порем дичь,
    Всем миром взвыли громко «наш дорогой Ильич»,

    76
    Нет в целом мире краше. Как солнышко парит
    Герой, надёжа наша - архангел Леонид.
    Наш рост растёт безбрежно, строй развитой развит.
    Народ весь безмятежно в нём благосостоит.

    77
    Елеем мы мочились. И вскоре уж совсем
    Работать разучились и думать вместе с тем.
    Сплошь тишь да гладь. Но бурей в сиропной ворожбе
    Прошел Андропов Юрий - начальник КГБ.

    78
    Он старец был престрогий и, если б дольше жил,
    Порядок на убогой Руси бы заложил.
    Загнулся он на марше. Ну а вослед за ним
    Взошел на трон тишайший Черненко Константин.

    79
    Немножко он проправил, тихонько, словно крот,
    И, в общем, не поправил, скорей, наоборот.
    "Увидя, что все хуже идут у нас дела,
    Зело изрядна мужа Господь нам ниспосла".

    80
    На лучшее надеюсь. К нам, аки свет зори,
    Приди, Михал Сергеич, порядок водвори.
    Докончил сей меморий, хоть плохо, но без врак,
    Смиренный раб Григорий. Простите, коль не так,

    81
    Подправьте где картину иль допишите вслед.
    Итак: "...Земля обильна, порядку только нет..."
    -----------------------------------------------------------

    82
    Сказание застряло тому с десяток лет.
    Порядку было мало, теперь же - вовсе нет.
    Но спешка, несомненно, годится не всегда.
    Опишем постепенно прошедшие года:

    83
    Хоть дел и выше крыши, Политбюро ЦК,
    Решило, что всё спишет газетная строка.
    И гласность объявили высокие друзья.
    Тут все заголосили: «Так дальше жить нельзя!»

    84
    Когда ж дошло до власти, то, у жены спросив,
    Решил Генсек – напасти в веселии Руси.
    Но ведь Святой Владимир твердил, что без вина
    Род росский весь бы вымер примерно в два - три дня.

    85
    Так он сказал, иль лучше - поди, проверь сиё.
    Историю мы учим лишь вляпавшись в неё...
    Впервые протрезвели за семь десятков лет,
    Взглянули - обалдели - царя-то, братцы, нет!

    86
    До сей поры недужим и в Вятке и в Москве,
    Все ж царь нам, братцы, нужен, хотя бы в голове.
    Ох, начиналось бойко! Прошла по всей Руси
    Такая перестройка, что боже упаси:

    87
    То Запад всем неймётся догнать в единый мах,
    А то вдруг заведётся за горкой Карабах.
    Мы съезд тогда собрали, но разгорелся спор.
    Консенсус потеряли - не сыщем до сих пор.

    88
    Куда-то либеральный вихрь в сторону занёс -
    Возник национальный по всей стране вопрос:
    Свободные народы вмиг разъяснили нам,
    Что все мы инородны, что стыд нам всем и срам.

    89
    Стопили жарко баню, свой проявив талант.
    И вот - сантехник Ваня - российский оккупант.
    А летом как-то вышел конфуз, смешной слегка,
    Под тою же под крышей Политбюро ЦК:

    90
    Наш Михаил Сергеич на дачке загорал.
    И как-то утром, бреясь, включил телеканал
    И вдруг узнал, что болен почти смертельно он,
    Со всех постов уволен и с должностей смещен.

    91
    И вот уж на экране все восемь, в ряд, столпов -
    Лоснящихся, как в бане, вождей - Гэ-Ка-Че-Пов.
    Но Президент России, как оказалось, бдил.
    Коль выше - все больные, он заруководил.

    92
    Пока же шли разборки в Москве среди вождей,
    Окрайна, словно с горки, неслася без вожжей.
    И журавлиным клином она помчалась вдаль
    Под лозунгом старинным: "Все сало зъив москаль!"

    93
    А наши "демократы" несли тяжелый груз -
    Боролись с супостатом - с Союзом за союз.
    И даже победили: на дачке, на троих
    Вожди сообразили, а что - спросите с них...

    94
    В лесочке, честь по чести, на дружеской ноге...
    И вляпались все вместе в такое ЭС-ЭН-Ге,
    Что по Союзной карте пронёсся ураган -
    Создали вдруг в азарте пятнадцать странных стран:

    95
    Вон там - туркменский папа, на их - туркменбаша,
    Тот бронзы где-то хапнул, здесь - денег ни шиша,
    А с Грузией единой, любимой и родной,
    Её же и во имя грузин вступает в бой...

    96
    Сухуми раскатали почти-что под орех,
    И в Приднестровье впали всё в тот же смертный грех:
    Не могут молдоване придумать, кто ж их брат -
    Румын, хохол, словянин, иль вовсе - бессараб.

    97
    Хоть до сих пор им этой проблемы не решить,
    Но коли братьев нету, решили русских бить.
    И это их решенье понравилось другим
    И многим, к сожаленью, "Республикам родным".

    98
    Ну а в самой России, одной из странных стран,
    Все закрома пустые, а также пуст карман.
    Парламент точит лясы уже который год,
    Москаль же зъив всё мясо и корочку грызёт.

    99
    Но с Запада к нам клином уж не потоки слов -
    Прокладки с маргарином, косяк окорочков...
    Пока мы разбирались в гуманном ассорти,
    Так власти передрались, что господи прости:

    100
    Верховный Хазбулатов и вице-президент
    Устроили в палатах изрядный прецедент.
    Притихла вся Россия. Но нас на этот раз
    Спасли артистка Лия и танковый спецназ.

    101
    Но тут же захотели возглавить регион
    Нацбоссы, вдруг затеяв скорее выйти вон.
    И вот, внутри России шумят, судьбу кляня,
    Республики младые. А во главе - Чечня.

    102
    Лихой комдив Дудаев, возглавив земляков,
    Решил родню избавить от всяческих оков.
    Такой плевок в колодец за оскорбленье взяв,
    Великий полководец сам Ельцин-алконавт,

    103
    Дудаева на карте найдя, вскричал:"Вперед!"
    Решивши всё в азарте решить в один заход.
    С сиденья "Мерседеса" не видно ни хрена -
    То Грозный, иль Одесса, где Сунжа, где Десна.

    104
    Лихие, блин, мужчины - со звёздами дубы...
    Горящие машины, солдатские гробы,
    В щебёнку стертый Грозный, озлобленный народ...
    Да, гений президентский загнал нас в переплет.

    105
    Страну то рвет, то пучит. Но горе - не беда -
    Хотели же, как лучше, вот вышло - как всегда.
    Премьер, никак дебиту с кредитом не сведя,
    Решил - c Руси избитой так денег брать нельзя.

    106
    В тени ветвистой клюквы он сел. Вдруг кой-кого
    На три российских буквы послал. На Гэ-Ка-О.
    Утряс бюджет мессия, спокойствие вокруг.
    В азарте вся Россия... Но вот, весною, вдруг

    107
    Премьер наш многомудрый в отставке. Крепкий бриз
    Заносит в Кремль под утро в очках Киндерсюрприз.
    Спасти он нас пытался, Чубайса гнал на фронт.
    И Центробанк старался, и сам Валютный фонд...

    108
    Но где-то соскочили пружинка или болт,
    И нью-премьер России забил на всё дефолт.
    Задумалася Дума, и крепко. Оттого
    Издали много шума. А больше - ничего.

    109
    Лишь торжествует мненье - куда-то Русь несёт.
    И все в недоуменьи: Ну кто же нас спасёт?
    Наш Президент - болезный, такая вот беда.
    Он иногда полезный, обычно ж - как всегда.

    110
    Оно на раны перцем... Хотя, с кого спросить?-
    Голосовали сердцем - так неча голосить.
    А доллар лез все выше и рубль вовсе сник,
    Когда под думской крышей Явлинский вдруг возник.

    111
    Сказал он: "Я такую фигуру укажу
    И "за" проголосую, но, всё ж, не поддержу.
    "Ура - сказала Дума - скорей голосовать!"
    И наш премьер угрюмо пошел грязь разгребать.

    112
    На сём свое сказанье пора уж закруглять.
    Как вылезем из ямы, увы, мне не понять.
    Но чрез перипетии нас провести должны
    Умы, вожди России, спасители страны:

    113
    Улыбчивый Зюганов. Всем угодить он рад:
    То комиссар с наганом, то страстный демократ;
    Решительный, фруктовый, вождь, наших "Яблок" свет,
    Лишь вечно не готовый решить - он "за", иль нет;

    114
    Лихой Владимир Вольфыч. Лих, ведь кругом враги...
    Вот только где захочет помыть он сапоги?
    Вот вроде все мессии, спасители, вожди.
    Ох, выбирай, Россия, или другого жди...

    115
    Довёл летописанье до нынешнего дня.
    Простите, коль сказанье нескладно у меня,
    Но не ругайте сильно - как мог, сполнял обет...
    “...Земля у нас обильна, порядка только нет...”

    --------------------------------------------------------------

    Бегут десятилетья, есть бомбы, есть балет,
    Есть пряники, есть плети... Порядку только нет.
    И наша власть стеснялась - мол, sorry, grand merci,
    Вот, как-то не задалось порядок навести...

    Заблудшие вы братья, порядок - это дым...
    Нужней вам демократья, нужней - либерализьм!
    O, ja, das ist fantastisch, o, oui, ce grand charmand,
    Скорее демократьтесь, советуем мы вам.

    Так хором нам сказали все с Запада друзья.
    Борцы за дело взялись, но вышло - что нельзя
    У нас быть демократом, а то глядишь - побьют.
    Хоть им дают зарплату за их нелёгкий труд.

    Их труд с лихвой оплачен Конгрессом США,
    И Сорос тут охвачен, и все его друзья.


     

Поделиться этой страницей